Корзинка KLIN'а!

Аниме книга - 5
Меню

Форма входа

Наш опрос
Кто ангел-хранитель Кэнди?
Всего ответов: 159

Статистика

                                                                     

I.1.         «Девочки-волшебницы»

Грандиозный успех вышедших в конце 60-х двух ТВ-сериалов о девочках, обладающих магическими способностями («Ведьма Салли» и «Секрет Акко-тян»), предопределил появление целого жанра аниме – аниме о «девочках (или девушках)-волшебницах»махо-сёдзё»).

Активно разрабатывать эту золотую жилу начала крупнейшая японская анимационная компания «Тоэй Дога». Уже ее второй сериал, «Секрет Акко-тян», как уже отмечалось выше, задал основной мотив сериалов о «махо-сёдзё»: главная героиня, обычная школьница, каким-то образом приобретает магические способности, которые она должна использовать для определенных целей. В этом ей помогают «волшебные помощники», небольшие разумные зверьки (наиболее часто – кошки).

Параллельно, особенно на первых порах, использовался и мотив «Ведьмы Салли» (главная героиня – существо из другого мира), однако доминирующим он не стал. Юные зрительницы предпочли героинь, похожих на них самих.

Ключевой особенностью сюжетов этих сериалов является необходимость для девочки прятать свои способности от всех, особенно от ближайших друзей.

Ей приходится вести двойную жизнь (впоследствии это нашло зрительное воплощение в идее моментального изменения внешнего вида девочки, когда она занимается магией, чтобы ее никто не мог узнать и чтобы продемонстрировать мастерство дизайнеров необычных нарядов), и, что немаловажно, ей не особенно нравится такая ситуация.

«Девочки-волшебницы» хотят снова стать или просто стать (если раньше ими не были) простыми школьницами и не знать ни про какую магию, однако судьба и обстоятельства не дают им такой возможности.

Истоки такой своеобразной концепции – это сочетание классических японских патриархальных взглядов на девочку/женщину и пришедшей с Запада новой ментальности, очень внимательной к процессу взросления и становления характера. Двойственность возникших у молодежи представлений о себе и о своей роли в обществе нашла отражение в сериалах о «девочках-волшебницах», а актуальность этой проблемы вызвала огромный интерес к произведениям искусства на эту тему.

Третий «махо-сёдзё» сериал, «Волшебница Мако-тян» («Махо но Мако-тян», 1970-1971), однако, не во всем соответствовал вышеизложенным принципам.

Его главной героиней была юная русалочка Мако, дочь Повелителя Драконов (см. Приложение о японских волшебных существах), спасшая тонущего юношу по имени Акира, в которого она влюбилась, и, в нарушение законов Моря, превратилась в девушку и стала странствовать по миру в поисках своего тоже странствующего возлюбленного.

Отличия этого сериала от двух предшествующих были значительны. Во-первых, его героиней была девушка, а не девочка, а, во-вторых, сюжет в большей степени концентрировался на истории ее любви и разнообразных вопросах повседневной и личной жизни людей, чем на собственно магических «фокусах».

Очевидно, что этот сериал был предназначен уже не для девочек, а для девушек-подростков. Впрочем, подростки-зрители на тот момент еще по-настоящему не оценили аниме, поэтому действительно большой популярностью он не пользовался и дольше года на экране не продержался.

Затем было снято еще несколько сериалов, не особенно удачных и значительных, но закрепивших сложившийся «канон» аниме о «махо-сёдзё». Однако, в 1973 году появился сериал, основательно пошатнувший этот стандарт.

Это был ТВ-сериал «Милашка Хани» («Cutey Honey», 1973-1974), созданный по мотивам манги Го Нагая, – первый сериал о «махо-сёдзё», предназначенный не для девочек, а для парней-подростков.

Дело в том, что телекомпания, с которой был заключен договор на его показ, не имела в тот момент технической возможности показать его в «слот» аниме для девочек, и предложила сделать это в «слоте» других экранизаций Го Нагая – сериалов жестоких и «мужских». Выбора не было, и аниматорам пришлось адаптировать эстетику «махо-сёдзё» для зрителей-юношей. 

 Именно поэтому главная героиня сериала, девушка по имени Хани Кисараги, узнавшая из завещания своего отца, что она – созданный им андроид, и начавшая бороться с мафией, убившей ее отца, – вполне сформировавшаяся и в духовном, и в телесном смысле девушка.

В этом сериале впервые появились превращения (хэнсин) главной героини, проходящие по кругу: «повседневная одежда» – «нагота» – «магический костюм». Также здесь впервые появилась идея магической борьбы со злом. В сюжете практически отсутствовала любовная линия, зато было много элементов научной фантастики (киборги, андроиды, фантастическое оружие).

Собственно, сейчас среди исследователей существуют различные мнения по вопросу о том, является ли этот сериал сериалом о «девочках-волшебницах». Но факт остается фактом: его влияние на последующую историю жанра трудно переоценить.

Последним значительным сериалом первого поколения «махо-сёдзё» следует назвать сериал «Магичка Мэгу-тян» («Мадзёкко Мэгу-тян», 1974-1975). В каком-то смысле он собрал в себе достоинства всех предыдущих сериалов на эту тему.

Его главной героиней была Мэгу Кандзаки, 15-тилетняя претендентка на трон Королевы Мира Демонов. Для проведения экзамена на этот титул она была послана на Землю, чтобы научиться жить среди людей и усовершенствовать свое искусство. Однако на Земле (действие происходит, разумеется, в Японии) она узнает значение семьи и обычной жизни – ведьмам понятие «семья» неизвестно.

Также у Мэгу есть соперница, постоянно строящая козни, и маг, принимающий «экзамен» и тоже устраивающий разные каверзы. Кроме того, у нее есть и «естественные» враги, вплоть до такого персонажа, как Сатана.

Это был первый сериал для девочек, где фигурирует реальное зло, а также первый сериал, где героиня – не милая, тихая и ответственная девочка. Наоборот, Мэгу – девочка с характером, бойкая, предпримчивая, часто ведущая себя как мальчишка.

Также в нем было немало эротического юмора и сцен соответствующего содержания. Поэтому аудитория этого сериала состояла и из девушек, и из парней-подростков. Он был очень популярен, и просуществовал в течение 72 серий – рекорд жанра.

В дальнейшем сериалы о «девушках-волшебницах» существовали в рамках вышеизложенного канона примерно до начала 1990-х.

I.2.         «Большие роботы» и доблестные юноши

Если основным видом аниме для девочек и девушек были сериалы о «девочках-волшебницах», то среди мальчиков и юношей наиболее популярными стали сериалы о «гигантских роботах».

Уже в 1960-х появились первые сериалы этого направления, но честь создания канона принадлежит Го Нагаю и сериалу по мотивам его манги «Мазингер Зет» («Мазингер Зет», 1972-1974), созданному «Тоэй Дога». Принципиальное отличие этого сериала от предшественников заключалось в том, что юноша – главный герой находился внутри управляемого им робота, и, таким образом, как уже отмечалось, мог в бою серьезно пострадать или даже погибнуть.

Сюжет сериала был достаточно прост: двое видных ученых, доктор Кабуто и доктор Хэллад» по-английски) во время археологических раскопок обнаружили обломки древней цивилизации, умевшей создавать огромных боевых роботов (именно здесь впервые в японском языке появилось слово «меха» для обозначения устройств такого рода).

Оба исследователя осознали, что технология такого рода может быть использована для завоевания мира. Доктор Хэлл занялся именно этим, а доктор Кабуто решил ему помешать и создать своего робота, способного бороться с чудовищами доктора Хэлла. Естественно, доктор Хэлл приказал убить доктора Кабуто, и его приспешникам это удалось, но перед самой своей смертью благородный ученый показал своему племяннику Кодзи, как управлять роботом.

В результате между доктором Хэллом и мировым господством оказался Кодзи и его огромный робот «Мазингер Зет», а также друзья Кодзи – его возлюбленная Саяка Юми на роботе под названием «Афродита А» и смешной толстяк по прозвищу Босс и его робот «Босс Борот». Эта доблестная троица на протяжении 92 серий боролась со злом, и сериал снискал себе огромную славу, а также вызвал к жизни множество продолжений и подражаний.

Новый жанр сразу же оказался под пристальным вниманием компаний, производящих игрушки и сборные модели. Они оценили перспективный рынок и начали финансировать производство сериалов о «гигантских роботах» в обмен на право производить игрушки по их мотивам и размещать во время показа свою рекламу.

Очевидно, что большие, сложные и разборные модели роботов, пользующиеся огромной популярностью среди детей, приносили этим компаниям бóльшую прибыль. Поэтому развитие жанра шло под лозунгом «Больше героев, больше роботов, сложнее дизайн!».

Авторство идеи или конструкции роботов обычно приписывалось внешним силам – инопланетянам или древним цивилизациям. Это давало простор фантазии создателей сериалов, давая им возможность использовать сложную псевдонаучную терминологию (заимствованную из научной фантастики) и придумывать правдоподобные объяснения принципов придуманной ими технологии, не будучи ограниченными достижениями современной науки. Также скоро начали эксплуатироваться идеи сборности/разборности робота, изменения им конфигурации, наличие нескольких боевых форм и разнообразие оружия.

Важнейшей частью сериалов о «гигантских роботах» была также проработка взаимоотношений главных героев. Обычно они объединялись в небольшую, но сплоченную и живущую вместе группу воинов, борющуюся с куда более многочисленным, но менее сплоченным злом. Соответственно, ключевыми словами, описывающим отношения героев, были «дружба и единство», а также «уникальность, единственность» – никаких других шансов на спасение Земли не было.

Все это было очень близко сердцам японской молодежи 1970-х, мужская часть которых предпочитала ставить дружбу превыше любви. Собственно, как уже отмечалось, девушки-героини этих сериалов, были скорее «боевыми подругами», чем «любимыми».

Среди значительных сериалов этого времени стоит назвать следующие: «Роботы Гетта» («Гетта Робо», 1974-1976), «Инопланетный робот Грендайзер» («UFO Robot Grendaizer», 1975-1977), «Стальной Джииг» («Котэцу Джииг», 1975-1976), «Неуязвимый робот Комбаттер-V» («Тёдэндзи Робо Комбаттер-V», 1976-1977), «Межпланетный робот Дангвард Эйс» («Вакусэй Робот Дангвард Эйс», 1977-1978), «Непобедимый и единственный Дайтарн 3» («Мутэки Кодзин Дайтарн 3», 1978), «Далтаниос, робот будущего» («Мирай Робот Далтаниос», 1979) и некоторые другие.

Аниме-сериалы, основанные на идее сражения со злом небольшой, но сплоченной группы друзей, получили название «сэнтай». Помимо «меха-сэнтая», о котором шла речь выше, был и просто «сэнтай» – все то же самое, но без «гигантских роботов».

Первым и чрезвычайно популярным сериалом этого жанра стал сериал студии «Тацуноко» и Тацуо Ёсиды «Команда ученых-ниндзя Гатчамен» («Кагаку Ниндзя-тай Гатчамен», 1972-1974). Именно в нем впервые закрепилась формула «команды из пяти человек», каждый из которых обладает уникальными способностями, а все вместе они составляют единую и цельную организацию.

Отметим важную концепцию, лежавшую в основе этих сериалов – двойственность науки, возможность использования ее достижений не только во благо, но и во зло. Кстати говоря, начата эта линия была еще в «Могучем Атоме» Тэдзуки. Ведь для страны, пережившей ядерную бомбардировку, идея «атома, служащего людям» была отнюдь не очевидна.

Романтический вариант научной фантастики представил в своих манга-произведениях и их аниме-экранизациях еще один виднейший мангака этого периода – Лэйдзи Мацумото.

В 1974 году появился его сериал «Космический крейсер Ямато» («Утюу Сэнкан Ямато»), а 1978 – сериал «Космический пират капитан Харлок» («Утюу Кайдзоку Кэптэн Харлок»). Особый художественный интерес в них представляли дизайны космических кораблей, выполненные в ретро-стиле и воспроизводившие внешний вид японских военных кораблей времен Второй Мировой войны.

Сюжетно оба сериала представляли собой масштабные космические саги с множеством главных героев, а также со сложными взаимоотношениями между ними и отсутствием четкого разделения на положительных и отрицательных персонажей. Тем не менее, сами понятия Добра и Зла все-таки были разделены достаточно четко (что вообще характерно для аниме 1970-х).

В основу характеров своих персонажей Мацумото положил концепции европейского романтизма начала XIX века, а также их более поздние массово-культурные подражания. Иными словами, представления о чести, достоинстве, долге у его героев были сходны с аналогичными представлениями героев Александра Дюма и Фенимора Купера.

Именно поэтому сериалы Мацумото были очень популярны у подростков, начавших создавать внутри школьных клубов любителей научной фантастики подразделения фэнов японской фантастики. Именно на их основе в дальнейшем в Японии создавались клубы фэнов аниме и манги.

По мотивам одной из манг Мацумото режиссер Ринтаро снял в 1979 году на студии «Тоэй Дога» классический полнометражный аниме-фильм «Галактический экспресс 999» («Гинга Тэцудо 999»).

В дальнейшем фантастика в ретро-стилистике стала в аниме весьма популярной, и заявила о себе в рамках почти всех фантастических сериалов, сделанных в последующие годы.

Как объединение этих двух направлений (масштабных космических эпопей и «гигантских роботов») в 1979 году вышел оригинальный (не экранизация) ТВ-сериал студии «Санрайз» («Sunrise») «Мобильный воин ГАНДАМ» («Кидо Сэнси ГАНДАМ», 1979-1980), созданный на основе концепции Ёсиуки Томино. Он положил начало множеству сериалов и фильмов эпопеи «ГАНДАМ», составляющих несколько масштабных научно-фантастических саг о будущей истории человечества. Выход этих сериалов не закончен и по сию пору.

Принципиальное отличие этого сериала заключалось в том, что в нем не было никакой «необычной» техники. В предыдущих сериалах жанра «меха-сэнтай» техника, используемая главными героями, обычно существовала в уникальных экземплярах и являлась, своего рода, «научным чудом». А в сериале «ГАНДАМ» роботы, на которых сражались герои, производились массово, и ничего «чудесного» в них не было – обычный научный прогресс.

Понятие «уникальность» здесь распространялось исключительно на самих главных героев. Особый упор создателями сериала был сделан на создание и изложение сложной концепции новой мировой истории, космической политики и так далее. Фактически, излагалась история полномасштабной войны, причем не между людьми и Злом (киборгами, роботами, инопланетянами), а между двумя космическими человеческими государственными образованиями.

Постепенно начала уходить в прошлое идея «борьбы со Злом», даже в человеческом обличии. На противной главному герою, молодому пилоту Амуро Рэю, стороне сражались не исчадья ада, а такие же пилоты, как он сам. Самый известный из них – Чар Азнабль, был обаятельнее Амуро и гораздо больше полюбился зрителям.

Сначала консервативная японская аудитория, не готовая к столь значительным идеологическим изменениям, приняла сериал холодно. Но с каждым годом его популярность росла, и в начале 80-х он стал культовым, оказав огромное влияние на последующие судьбы жанра «меха-сэнтай» и аниме вообще. 

I.1.         Не столь «правильные» герои

Разумеется, помимо «гигантских роботов» и «девушек-волшебниц» было и множество других сериалов и фильмов. Так, в 1970 году вместе со спортивным сериалом студии «Муси» «Завтрашний Джо» («Асита но Джо») по мотивам манги Тэцуя Тиба и Асао Такамори о молодом боксере в аниме в качестве главного героя пришел антигерой.

Джо совсем не пай-мальчик, он хулиган, грубиян и вообще неприятная личность. Тем не менее, пожилому тренеру удается вытащить парня из тюрьмы и сделать из него чемпиона. Одновременно с этим Джо меняется в лучшую сторону, не становясь, однако, идеальным. Наиболее необычным было то, что в конце сериала Джо погибает, выиграв свой последний бой. Этот аниме-сериал, как и манга, пользовался невероятным успехом, а его концовка стала предметом всенародного обсуждения.

Другим антигероем стал в 1971 году персонаж популярного сериала «Люпен III» («Люпен III») студии «TMS» по мотивам манги Манки Панча Monkey Punch») – гениальный, обаятельный и сексуально неудовлетворенный вор Люпен III, внук знаменитого героя детективов Мориса Леблана – благородного вора Арсена Люпена. Манга была едкой пародией на кинофильмы о бравых шпионах и ворах, а аниме-сериал получился чуть более «серьезным» и приключенческим.

Этот сериал имел несколько продолжений, к которым прямое отношение, как режиссер и аниматор, имел Хаяо Миядзаки.

В частности, сделанный им как режиссером полнометражный фильм «Люпен III: Замок Калиостро» («Люпен III: Калиостро но Сиро») студии «TMS» (1979) был вторым полнометражным аниме-фильмом из цикла о Люпене. До появления в 1985 году фильма «Наусика из Долины Ветров» (о котором см. ниже) он назывался читателями популярного японского журнала «Анимейдж» («Animage») «лучшим фильмом в истории аниме».

Приключения Люпена и его друзей, постоянно попадающих в различные криминальные переделки, были все же далеки от высот моральных ценностей, обычно демонстрируемых в сериалах «для юношества», и имели отчетливый сексуальный характер. Впрочем, именно Миядзаки создал более «пристойный» вариант истории Люпена, сделав акцент на путешествия и приключения, а не на эротические фантазии главного героя.

Еще одним важным сериалом с героем сомнительной «правильности» был сериал все того же Го Нагая «Человек-демон» («Devilman», 1972). Главный герой в нем боролся с демонами, «естественными врагами человечества», пожирающими и человеческую плоть, и души, но для этого он сам превращался в такого же демона. Моральная неоднозначность такой ситуации впоследствии неоднократно обыгрывалась в аниме.

   - ДАЛЬШЕ...



KLIN © 2017